Айдын Аимбетов: впечатления от жизни на МКС

Содержание

Космонавт Аимбетов поделился впечатлениями от работы и жизни на МКС

Айдын Аимбетов: впечатления от жизни на МКС
Айдын Аимбетов: впечатления от жизни на МКС

В капсуле корабля «Союз ТМА-16М» 12 сентября с Международной космической станции на Землю вернулись Казахстанский космонавт Айдын Аимбетов, российский космонавт Геннадий Падалка, а также первый астронавт Дании Андреас Могенсен.

АЛМА-АТА, 21 окт — РИА Новости, Михаил Егорин. Казахстанский космонавт Айдын Аимбетов, совершивший полет на Международную космическую станцию (МКС) в период с 2 по 12 сентября, в среду в Алма-Ате поделился своими впечатлениями о полете с участниками международного научно-практического совещания-семинара «Передовые космические исследования и технологии».

Аимбетов, российский космонавт Геннадий Падалка, а также первый астронавт Дании Андреас Могенсен 12 сентября вернулись с Международной космической станции (МКС) на Землю в капсуле корабля «Союз ТМА-16М». Аимбетов отправлялся на станцию в качестве второго бортинженера и занимался там реализацией национальной научной программы.

Первые ощущения

Сперва Аимбетов рассказал о своих ощущениях после прибытия на МКС и об адаптации. Так, по его словам, при прибытии на станцию организм человека еще полностью не адаптировался к условиям космического полета.

«Основной фактор — это невесомость и перераспределение крови в организме человека. Если вы заметили, в первых телесеансах практически у всего экипажа — (россиянина Сергея) Волкова, (первого астронавта Дании Андреаса) Могенсена и у меня головы были, как футбольные мячи», — рассказал космонавт.

По его словам, приток крови к голове вызывал отеки мягких тканей, повышал внутричерепное и глазное давление, и даже менялся голос, «потому что отекали ые связки».

Специфика работы в космосе

Аимбетов рассказал, что большая скорость полета МКС делала непростой задачу по мониторингу и фотографированию районов Аральского им Каспийского морей.

«МКС летела с первой космической скоростью — 7,8 километра в секунду, и точка под станцией, район (который нужно было отснять) очень быстро уходил… «Где»? «Я не вижу»! Ребята говорят: «Да вот же оно!».

Все поздно, пролетели. Следующий пролет в этом же районе через 92 минуты.

Ставил будильник, засекал и опять: «Где»? «Вон»! «Где»? Вжик! Нету! Ну, так 3-4 раза, и уже сам научился и отснял все необходимые районы», — рассказал Аимбетов.

Еще одной сложностью, с которой казахстанскому космонавту пришлось столкнуться во время полета, стало то, что инструменты и оборудование, с которым он работал, постоянно «улетали» от него в невесомости.

«На Земле оборудование имеет какой-то вес, его можно куда-то поставить. Поставил на землю, оборудование стоит. Там же если его (инструмент) не прилепил, то там постоянная вентиляция и его потихоньку относит. Пока читаешь инструкцию, радиограмму… раз и нету. Он уже улетел», — поделился космонавт.

[attention type=red]

По словам Аимбетова, «уплывшую» от него видеокамеру ему пришлось искать по станции, пожертвовав своим временем для отдыха.

[/attention]

«Проводили видеосъемку на камеру и тут меня отвлекли. Как обычно, «повесил» ее, пока поговорил, оборачиваюсь, камеры нету. Где же она?… Потом за счёт своего личного времени летал по всей станции и искал ее. Нашел», — с улыбкой рассказал космонавт.

Космическая кухня

Экспериментом, вызвавшим самый живой отклик в прессе и в социальных сетях, стал «Дастархан-6», предусматривавший дегустацию продуктов питания, среди которых продукты национальной казахской кухни.

«СМИ, чтобы более красочную статью сделать, писали, мол, казахстанский космонавт повез на борт бешбармак, казы, карта (казахские блюда и деликатесы). Ага, конечно! Взял такой тегеш (чаша для кумыса) — пожалуйста! (смеется). А это современные продукты питания», — рассказал летчик-космонавт.

По его словам, первоначально планировалось, что в эксперименте помимо него будут участвовать только российские члены экипажа. Но после консультации с командиром станции было принято решение привлечь к эксперименту с продуктами питания весь экипаж МКС. Аимбетов сообщил, что члены экипажа в розданных им анкетах дали высокую оценку продуктам, изготовленным Казахской академией питания.

«Тем более что я сопровождал своим рассказом и историей. Например, курт. Рассказал, что это древний продукт питания кочевников, который наши предки использовали с древнейших времен, что это творог, только высушенный и с добавлением соли», — добавил спикер.

Сон в невесомости

По словам Аимбетова, в первые сутки полета космонавтам очень трудно уснуть из-за отсутствия тактильных ощущений.

«Если человеку удобно спать на животе, на боку, на спине, то он понимает и ощущает, что на этом боку или спине он лежит. В то же время, когда он укрывается одеялом, то он тоже чувствует, что на него сверху что-то давит. А в условиях невесомости нет прижатия к какой-то твердой поверхности и нет того ощущения, что тебя укрывает», — рассказал космонавт.

Он добавил, что неудобства добавляет отсутствие «ощущения подушки». По его словам, в первое время, пока космонавт очень сильно не устанет, заснуть практически невозможно. Аимбетов также отметил высокий уровень шума на МКС.

«Человек обычно привыкает на Земле засыпать, когда стемнело, а встает, когда Солнце его будит. А на станции человек живет чисто по часам. Наступило время — подъем. Наступило время — спать», — поделился Аимбетов с аудиторией.

Международное сотрудничество

Космонавт также рассказал о своем опыте работы в составе интернационального экипажа.

«Когда с орбиты смотришь в иллюминатор на Землю, то не видно никаких границ. Мы работали в международном экипаже: всего 9 человек, представляли пять стран. Это люди с разными менталитетами, разной историей», — отметил Аимбетов.

По его словам, у каждого из космонавтов свой характер, свои привычки, но экипаж жил «большой сплоченной семьей», «как братья».

«Никаких секретов, вместе работали, вместе принимали пищу за одним дастарханом (накрытым столом).

Аимбетов пожелал, чтобы в будущем «народы нашей Земли это понимали, относились друг к другу с терпением». По его мнению, только благодаря совместному сотрудничеству многих стран будет большая возможность в освоении ближнего и дальнего космоса человечеством.

Источник: https://ria.ru/space/20151021/1305713939.html

Айдын Аимбетов поделился впечатлениями от полета в космос

Айдын Аимбетов: впечатления от жизни на МКС

АЛМАТЫ, 21 окт — ИА Новости-Казахстан. Казахстанский космонавт Айдын Аимбетов, совершивший полет на Международную космическую станцию (МКС) в период с 2 по 12 сентября, в среду в Алматы поделился своими впечатлениями о полете с участниками международного научно-практического совещания-семинара «Передовые космические исследования и технологии».

Об адаптации к космосу

«При прибытии на станцию человеческий организм еще полностью не адаптировался к условиям космического полета. Основной фактор — это невесомость и перераспределение крови в организме человека.

Если вы заметили, в первых телесеансах практически у всего экипажа — Волкова, Могенсена и у меня головы были, как футбольные мячи. Кровь с нижней части тела прибывала в голову.

Происходил отек практически всех мягких тканей, даже изменился голос, потому что отекали ые связки, повышалось внутричерепное давление, повышалось глазное давление. В этих условиях надо было выполнять эксперименты».

© Твиттер-аккаунт Аимбетова

Айдын Аимбетов с космонавтами на МКС

Об ускользающих Аральском и Каспийском морях

«Самое интересное было вначале выполнять эксперимент по мониторингу районов Аральского моря и Каспия. Нужно было в иллюминатор, в объектив поймать необходимые районы. А Международная космическая станция летела с первой космической скоростью — 7,8 километра в секунду, и точка под станцией, район (который нужно было отснять — ред.) очень быстро уходил (…).

Аральское море видно, тяжелее было найти трубопровод и наши нефтяные месторождения. «Где?» «Я не вижу!» Ребята говорят: «Да вот же оно!». Все поздно, пролетели. Следующий пролет в этом же районе через 92 минуты, так как МКС полный оборот вокруг Земли совершает за 92 минуты.

Ставил будильник, засекал и опять: «Где?» «Вон!» «Где?» «Вжик!» «Нету!» Ну, так 3-4 раза, и уже сам научился и отснял все необходимые районы».

О специфике работы с инструментами

«На Земле оборудование имеет какой-то вес, его можно куда-то поставить. Поставил на землю, оборудование стоит. Там же, когда я впервые собирал оборудование по «кулоновскому кристаллу», собирал разъемы, камеру, сам магнит, блок питания, если его (инструмент — ред.) не прилепил, то там постоянная вентиляция и его потихоньку относит.

Пока читаешь инструкцию, радиограмму (…) раз и нету. Он уже улетел. Потом уже становится привычкой, что если на короткое время, то не нужно никуда прикреплять — болтик там, инструмент. Просто отпустил, он висит в воздухе. Но если чуточку отвлекся, то все эти вещи, инструменты и запчасти они потихоньку начинают улетать.

У меня такое было, проводили видеосъемку на камеру GoPro и тут меня отвлекли. Как обычно, «повесил» ее, пока поговорил, оборачиваюсь, камеры нету. Где же она? Надо найти, потому что все, что на станции, должно быть строго пронумеровано и каждая вещь должна находиться на своем месте.

Потом за счёт своего личного времени летал по всей станции и искал ее. Нашел».

О космическом бешбармаке

«Следующий эксперимент «Дастархан – 6». Нужно было этот эксперимент провести только с российскими членами экипажа, но мы посоветовались с командиром станции и решили весь экипаж МКС (привлечь к эксперименту с продуктами питания — ред.). Это и «годовики» Скотт Келли и японец Кимия Юи и американский астронавт Челл Линдгрен.

Как молодежь называет друг друга «челами», мы тоже говорили: «Челл, пойдем к нам». Нашим зарубежным партнерам очень сильно понравилась кухня. СМИ чтобы более красочную статью сделать, писали, мол, казахстанский космонавт повез на борт бешбармак, казы, карта. Ага, конечно! Взял такой тегеш (чаша для кумыса — ред) — пожалуйста! (смеется).

А это современные продукты питания, более подробный их состав можно будет найти на сайтах Казкосмоса, Национального центра космических исследований и технологий и Казахской академии питания. Мы составили анкеты на бумажном носителе, и весь экипаж дал свою оценку продуктам питания, изготовленным Казахской академией питания.

Дали высокую оценку. Тем более, что я сопровождал своим рассказом и историей. Например, курт. Рассказал, что это древний продукт питания кочевников, который наши предки использовали с древнейших времен, что это творог, только высушенный и с добавлением соли. Потом сыр-иримшик.

Он, конечно, совсем не похож на те сыры, которые иностранцы раньше пробовали».

© Твиттер-аккаунт Аимбетова

Айдын Аимбетов с космонавтами на МКС

О сне в невесомости

«В первые сутки, обычно, космонавты и астронавты не могут заснуть, так как отсутствуют тактильные ощущения. Если человеку удобно спать на животе, на боку, на спине, то он понимает и ощущает, что на этом боку или спине он лежит.

В то же время, когда он укрывается одеялом, то он тоже чувствует, что на него сверху что-то давит. А в условиях невесомости нет прижатия к какой-то твердой поверхности и нет того ощущения, что тебя укрывает. И второе: в невесомости нет ощущения подушки.

Голова как вот между плеч прямо торчит, так она и … тяжело это вот. Поэтому в первое время, пока космонавт очень сильно не устанет, заснуть практически невозможно. И отмечу высокий уровень шума (…). Человек обычно привыкает на Земле засыпать, когда стемнело, а встает, когда Солнце его будит.

А на станции человек живет чисто по часам. Наступило время — подъем. Наступило время – спать».

О мире между народами

«Когда с орбиты смотришь в иллюминатор на Землю, то не видно никаких границ. Мы работали в международном экипаже: всего 9 человек, представляли пять стран. Это люди с разными менталитетами, разной историей. Естественно, у космонавтов свой характер, свои привычки, но мы жили большой сплоченной семьей.

Мы жили как братья. Никаких секретов, вместе работали, вместе принимали пищу за одним дастарханом.

И хочу пожелать, чтобы в будущем народы нашей Земли это понимали, относились друг к другу с терпением и только благодаря совместному сотрудничеству многих стран будет большая возможность в освоении ближнего и дальнего космоса».

Источник: http://academy.kz/component/k2/item/3950-%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B0%D0%B9%D1%82%D1%8B-%D1%80%D0%BA-%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B1%D0%BE-%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%89%D0%B5%D0%BD%D1%8B-%D0%BE%D1%82-ddos-%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%BA

Космонавт Аимбетов поделился впечатлениями от работы и жизни на МКС

Айдын Аимбетов: впечатления от жизни на МКС
Айдын Аимбетов: впечатления от жизни на МКС

В капсуле корабля «Союз ТМА-16М» 12 сентября с Международной космической станции на Землю вернулись Казахстанский космонавт Айдын Аимбетов, российский космонавт Геннадий Падалка, а также первый астронавт Дании Андреас Могенсен.

Казахстанский космонавт Айдын Аимбетов, совершивший полет на Международную космическую станцию (МКС) в период с 2 по 12 сентября, в среду в Алма-Ате поделился своими впечатлениями о полете с участниками международного научно-практического совещания-семинара «Передовые космические исследования и технологии».

Аимбетов, российский космонавт Геннадий Падалка, а также первый астронавт Дании Андреас Могенсен 12 сентября вернулись с Международной космической станции (МКС) на Землю в капсуле корабля «Союз ТМА-16М». Аимбетов отправлялся на станцию в качестве второго бортинженера и занимался там реализацией национальной научной программы.

Первые ощущения

Сперва Аимбетов рассказал о своих ощущениях после прибытия на МКС и об адаптации. Так, по его словам, при прибытии на станцию организм человека еще полностью не адаптировался к условиям космического полета.

«Основной фактор — это невесомость и перераспределение крови в организме человека. Если вы заметили, в первых телесеансах практически у всего экипажа — (россиянина Сергея) Волкова, (первого астронавта Дании Андреаса) Могенсена и у меня головы были, как футбольные мячи», — рассказал космонавт.

По его словам, приток крови к голове вызывал отеки мягких тканей, повышал внутричерепное и глазное давление, и даже менялся голос, «потому что отекали ые связки».

Специфика работы в космосе

Аимбетов рассказал, что большая скорость полета МКС делала непростой задачу по мониторингу и фотографированию районов Аральского им Каспийского морей.

«МКС летела с первой космической скоростью — 7,8 километра в секунду, и точка под станцией, район (который нужно было отснять) очень быстро уходил… «Где»? «Я не вижу»! Ребята говорят: «Да вот же оно!».

Все поздно, пролетели. Следующий пролет в этом же районе через 92 минуты.

Ставил будильник, засекал и опять: «Где»? «Вон»! «Где»? Вжик! Нету! Ну, так 3-4 раза, и уже сам научился и отснял все необходимые районы», — рассказал Аимбетов.

Еще одной сложностью, с которой казахстанскому космонавту пришлось столкнуться во время полета, стало то, что инструменты и оборудование, с которым он работал, постоянно «улетали» от него в невесомости.

«На Земле оборудование имеет какой-то вес, его можно куда-то поставить. Поставил на землю, оборудование стоит. Там же если его (инструмент) не прилепил, то там постоянная вентиляция и его потихоньку относит. Пока читаешь инструкцию, радиограмму… раз и нету. Он уже улетел», — поделился космонавт.

[attention type=red]

По словам Аимбетова, «уплывшую» от него видеокамеру ему пришлось искать по станции, пожертвовав своим временем для отдыха.

[/attention]

«Проводили видеосъемку на камеру и тут меня отвлекли. Как обычно, «повесил» ее, пока поговорил, оборачиваюсь, камеры нету. Где же она?… Потом за счёт своего личного времени летал по всей станции и искал ее. Нашел», — с улыбкой рассказал космонавт.

Космическая кухня

Экспериментом, вызвавшим самый живой отклик в прессе и в социальных сетях, стал «Дастархан-6», предусматривавший дегустацию продуктов питания, среди которых продукты национальной казахской кухни.

«СМИ, чтобы более красочную статью сделать, писали, мол, казахстанский космонавт повез на борт бешбармак, казы, карта (казахские блюда и деликатесы). Ага, конечно! Взял такой тегеш (чаша для кумыса) — пожалуйста! (смеется). А это современные продукты питания», — рассказал летчик-космонавт.

По его словам, первоначально планировалось, что в эксперименте помимо него будут участвовать только российские члены экипажа. Но после консультации с командиром станции было принято решение привлечь к эксперименту с продуктами питания весь экипаж МКС. Аимбетов сообщил, что члены экипажа в розданных им анкетах дали высокую оценку продуктам, изготовленным Казахской академией питания.

«Тем более что я сопровождал своим рассказом и историей. Например, курт. Рассказал, что это древний продукт питания кочевников, который наши предки использовали с древнейших времен, что это творог, только высушенный и с добавлением соли», — добавил спикер.

Сон в невесомости

По словам Аимбетова, в первые сутки полета космонавтам очень трудно уснуть из-за отсутствия тактильных ощущений.

«Если человеку удобно спать на животе, на боку, на спине, то он понимает и ощущает, что на этом боку или спине он лежит. В то же время, когда он укрывается одеялом, то он тоже чувствует, что на него сверху что-то давит. А в условиях невесомости нет прижатия к какой-то твердой поверхности и нет того ощущения, что тебя укрывает», — рассказал космонавт.

Он добавил, что неудобства добавляет отсутствие «ощущения подушки». По его словам, в первое время, пока космонавт очень сильно не устанет, заснуть практически невозможно. Аимбетов также отметил высокий уровень шума на МКС.

«Человек обычно привыкает на Земле засыпать, когда стемнело, а встает, когда Солнце его будит. А на станции человек живет чисто по часам. Наступило время — подъем. Наступило время — спать», — поделился Аимбетов с аудиторией.

Международное сотрудничество

Космонавт также рассказал о своем опыте работы в составе интернационального экипажа.

«Когда с орбиты смотришь в иллюминатор на Землю, то не видно никаких границ. Мы работали в международном экипаже: всего 9 человек, представляли пять стран. Это люди с разными менталитетами, разной историей», — отметил Аимбетов.

По его словам, у каждого из космонавтов свой характер, свои привычки, но экипаж жил «большой сплоченной семьей», «как братья».

«Никаких секретов, вместе работали, вместе принимали пищу за одним дастарханом (накрытым столом).

Аимбетов пожелал, чтобы в будущем «народы нашей Земли это понимали, относились друг к другу с терпением». По его мнению, только благодаря совместному сотрудничеству многих стран будет большая возможность в освоении ближнего и дальнего космоса человечеством.

Источник: https://profi-news.ru/world/20151021/82321/

Космонавт Аимбетов поделился впечатлениями от работы и жизни на МКС

Айдын Аимбетов: впечатления от жизни на МКС
Айдын Аимбетов: впечатления от жизни на МКС

В капсуле корабля «Союз ТМА-16М» 12 сентября с Международной космической станции на Землю вернулись Казахстанский космонавт Айдын Аимбетов, российский космонавт Геннадий Падалка, а также первый астронавт Дании Андреас Могенсен.

Казахстанский космонавт Айдын Аимбетов, совершивший полет на Международную космическую станцию (МКС) в период с 2 по 12 сентября, в среду в Алма-Ате поделился своими впечатлениями о полете с участниками международного научно-практического совещания-семинара «Передовые космические исследования и технологии».

Аимбетов, российский космонавт Геннадий Падалка, а также первый астронавт Дании Андреас Могенсен 12 сентября вернулись с Международной космической станции (МКС) на Землю в капсуле корабля «Союз ТМА-16М». Аимбетов отправлялся на станцию в качестве второго бортинженера и занимался там реализацией национальной научной программы.

Первые ощущения

Сперва Аимбетов рассказал о своих ощущениях после прибытия на МКС и об адаптации. Так, по его словам, при прибытии на станцию организм человека еще полностью не адаптировался к условиям космического полета.

«Основной фактор — это невесомость и перераспределение крови в организме человека. Если вы заметили, в первых телесеансах практически у всего экипажа — (россиянина Сергея) Волкова, (первого астронавта Дании Андреаса) Могенсена и у меня головы были, как футбольные мячи», — рассказал космонавт.

По его словам, приток крови к голове вызывал отеки мягких тканей, повышал внутричерепное и глазное давление, и даже менялся голос, «потому что отекали ые связки».

Специфика работы в космосе

Аимбетов рассказал, что большая скорость полета МКС делала непростой задачу по мониторингу и фотографированию районов Аральского им Каспийского морей.

«МКС летела с первой космической скоростью — 7,8 километра в секунду, и точка под станцией, район (который нужно было отснять) очень быстро уходил… «Где»? «Я не вижу»! Ребята говорят: «Да вот же оно!».

Все поздно, пролетели. Следующий пролет в этом же районе через 92 минуты.

Ставил будильник, засекал и опять: «Где»? «Вон»! «Где»? Вжик! Нету! Ну, так 3-4 раза, и уже сам научился и отснял все необходимые районы», — рассказал Аимбетов.

Еще одной сложностью, с которой казахстанскому космонавту пришлось столкнуться во время полета, стало то, что инструменты и оборудование, с которым он работал, постоянно «улетали» от него в невесомости.

«На Земле оборудование имеет какой-то вес, его можно куда-то поставить. Поставил на землю, оборудование стоит. Там же если его (инструмент) не прилепил, то там постоянная вентиляция и его потихоньку относит. Пока читаешь инструкцию, радиограмму… раз и нету. Он уже улетел», — поделился космонавт.

[attention type=red]

По словам Аимбетова, «уплывшую» от него видеокамеру ему пришлось искать по станции, пожертвовав своим временем для отдыха.

[/attention]

«Проводили видеосъемку на камеру и тут меня отвлекли. Как обычно, «повесил» ее, пока поговорил, оборачиваюсь, камеры нету. Где же она?… Потом за счёт своего личного времени летал по всей станции и искал ее. Нашел», — с улыбкой рассказал космонавт.

Космическая кухня

Экспериментом, вызвавшим самый живой отклик в прессе и в социальных сетях, стал «Дастархан-6», предусматривавший дегустацию продуктов питания, среди которых продукты национальной казахской кухни.

«СМИ, чтобы более красочную статью сделать, писали, мол, казахстанский космонавт повез на борт бешбармак, казы, карта (казахские блюда и деликатесы). Ага, конечно! Взял такой тегеш (чаша для кумыса) — пожалуйста! (смеется). А это современные продукты питания», — рассказал летчик-космонавт.

По его словам, первоначально планировалось, что в эксперименте помимо него будут участвовать только российские члены экипажа. Но после консультации с командиром станции было принято решение привлечь к эксперименту с продуктами питания весь экипаж МКС. Аимбетов сообщил, что члены экипажа в розданных им анкетах дали высокую оценку продуктам, изготовленным Казахской академией питания.

«Тем более что я сопровождал своим рассказом и историей. Например, курт. Рассказал, что это древний продукт питания кочевников, который наши предки использовали с древнейших времен, что это творог, только высушенный и с добавлением соли», — добавил спикер.

Сон в невесомости

По словам Аимбетова, в первые сутки полета космонавтам очень трудно уснуть из-за отсутствия тактильных ощущений.

«Если человеку удобно спать на животе, на боку, на спине, то он понимает и ощущает, что на этом боку или спине он лежит. В то же время, когда он укрывается одеялом, то он тоже чувствует, что на него сверху что-то давит. А в условиях невесомости нет прижатия к какой-то твердой поверхности и нет того ощущения, что тебя укрывает», — рассказал космонавт.

Он добавил, что неудобства добавляет отсутствие «ощущения подушки». По его словам, в первое время, пока космонавт очень сильно не устанет, заснуть практически невозможно. Аимбетов также отметил высокий уровень шума на МКС.

«Человек обычно привыкает на Земле засыпать, когда стемнело, а встает, когда Солнце его будит. А на станции человек живет чисто по часам. Наступило время — подъем. Наступило время — спать», — поделился Аимбетов с аудиторией.

Международное сотрудничество

Космонавт также рассказал о своем опыте работы в составе интернационального экипажа.

«Когда с орбиты смотришь в иллюминатор на Землю, то не видно никаких границ. Мы работали в международном экипаже: всего 9 человек, представляли пять стран. Это люди с разными менталитетами, разной историей», — отметил Аимбетов.

По его словам, у каждого из космонавтов свой характер, свои привычки, но экипаж жил «большой сплоченной семьей», «как братья».

«Никаких секретов, вместе работали, вместе принимали пищу за одним дастарханом (накрытым столом).

Аимбетов пожелал, чтобы в будущем «народы нашей Земли это понимали, относились друг к другу с терпением». По его мнению, только благодаря совместному сотрудничеству многих стран будет большая возможность в освоении ближнего и дальнего космоса человечеством.

Источник: http://news.bmshost.pro/world/20151021/82321/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.